Зарегистрируйся Напиши, покритикуй, сфотографируй
Поэзия — это код души народа

Поэзия — это код души народа

Обложка книги Анатолия Аврутина

Номинация: Лучшая рецензия

Размышления над книгой поэзии Анатолия Аврутина «Август в декабре» (Санкт-Петербург: НПП «Родные просторы», 2009).

Поэзия сегодня оттеснена на самые задворки культурной жизни — причём не только в прагматичных Европе и Америке, но и в литературоцентричной ещё недавно России (вспомним-ка «книжный бум» 1980-х и километровые очереди за билетами на поэтические вечера в Лужниках и Политехническом!), а также в странах — республиках вчерашнего СССР. Её место беззастенчиво заняли всевозможные «попса» и порнуха, нагло воцарившиеся на телеэкранах, сценах театров и журнально-книжных страницах — в святая святых духовной жизни советского (да и просто — всякого нормального) человека.

Как ни горько осознавать, но у подавляющего числа жителей России и нынешних суверенных государств появились абсолютно другие — весьма далёкие от духовности и культуры — жизненные ценности и приоритеты. «Ни Достоевский, ни Пушкин, ни Гоголь ещё ни разу не помогли кому-нибудь стать богатыми, поэтому моим детям читать их книги незачем!» — безапелляционно заявляют многие из сегодняшних «новых русских», считая вершиной своего жизненного успеха красно-кирпичный особняк на Рублёвском шоссе да сверкающий под его окнами шестисотый «мерседес». И совершенно не замечая того, как скоропостижно скукоживается и становится чужим (а то и откровенно враждебным) окружающее их жизненное пространство, в пределах которого как раз и предстоит созидать свои судьбы их детям.

Что же ожидает их и всё остальное человечество в будущем? Куда летят наш мир, Россия и вчерашние братские республики? Какие изменения происходят в современном обществе, какие тенденции дают о себе знать сегодня и чем они обернутся для всех в завтрашнем дне?..

Быстрее любых аналитиков на эти и многие другие актуальные вопросы современности реагируют поэты. И это не удивительно, поскольку поэзия всегда очень чутко относилась к малейшим изменениям общественной жизни, а иногда и предвидела их заранее, предупреждая читателей об их приближении. И уж тем более она не может не откликаться на то, что происходит в настоящее время, прямо на её глазах ломая многолетние традиции и разрушая привычные жизненные устои. Слово — во много раз сильнее всех других категорий воплощает в себе характеристики нашего стремительно изменяющегося времени, и новая книга стихов известного белорусского (я бы сделал акцент именно на второй половине этого слова) поэта Анатолия Аврутина «Август в декабре» (С.-Пб: «Родные просторы», 2009) как раз и представляет собой ярчайшее свидетельство того, как наша, расползающаяся по всем швам действительность отражается в поэтическом слове.

«Всё ничейно… Поля? Вот те на… / А по-русски выходит «поляна». / И высокое слово «страна» / на две трети читается «рана», — пишет он в одном из открывающих книгу стихотворений, показывая с помощью своеобразной филологической игры, насколько глубоко укоренены в сердцевине, казалось бы, давно знакомых и привычных нам слов основополагающие жизненные смыслы. — Сколько взгляд ни мечи из-под век — / лишь устанут набрякшие веки, / а тут всё не поймёшь — «человек»: / о челе или, может, о веке? // Так вот, мучась, уйдём навсегда / в мир, где больше ни боли, ни бреда, / помня — русское слово «беда» — / всё ж две трети от слова «победа».

Словесный материал для настоящего поэта — это не просто строительная глина, из которой лепятся строки и образы создаваемого стихотворения, но поистине — код к сущности происходящих со страной и всеми нами явлений. История народа со всеми её великими свершениями и трагическими перегибами ни в чём не отражается так отчётливо и рельефно, как в литературе и культуре, оставаясь вплавленной, точно доисторические жуки в янтаре, в строфах лучших стихов и куплетов песен.

Благодаря этому, для воссоздания атмосферы былых времён не обязательно приводить объёмные описания того, что происходило с нашими народами в далёком или недавнем прошлом, достаточно привести всего лишь одну строку из песни — и вместе с ней перед глазами читателя встанет и сама отшумевшая эпоха:

«Гудок. Погода ржавая. / Темно совсем. / «Не спи, вставай, кудрявая…» / Динамик. Семь. // Глазунья. Сени тёмные. / Сальца не трожь. / «Вставай, страна огромная…» / И ты встаёшь. // В любую непогодину — / вперёд, за дверь. / «Была бы только Родина…» / А что теперь? // Былая жизнь с невзгодами / в смурной дали. / «Ходили мы походами…» — / к чему пришли? // И помыслы греховные, / и в душах тлен. / «Среди долины ровныя…» — / не встать с колен».

Всякий раз, когда по телевизору показывают встречи с первыми лицами наших государств, проходящие в их рабочих кабинетах или загородных резиденциях, я с трепетом и надеждой всматриваюсь в книжные шкафы за их спинами — не мелькнёт ли там знакомый корешок с именем Пушкина, Блока, Маяковского или Есенина? Не увижу ли я на столе толстый литературный журнал или тоненький сборник стихов современного автора?.. Но сегодняшние руководители наших государств читают, похоже, только тома собственных указов да постановления Государственной Думы, а откровения поэтов былых эпох и их сегодняшних современников остаются, как правило, вне поля их видимости.

А ведь именно стихи и заключённая в них метафорическая образность (а вовсе не сухие формулировки проектов резолюций и других рабочих документов!) передают душу народа, ради которого-то, по идее, и трудятся на своих постах руководители наших государств. Поэзия была и остаётся главной хранительницей и охранительницей духовно-философских, идейно-эстетических и нравственно-психологических ценностей нации. Откуда, как не из стихов, можно узнать о том, что делает нас людьми, ради чего мы живём на свете и что унесём с собой в тайниках своей памяти в те вечные дали, откуда уже не будет возврата?

«Свет вечерний, тихий свет вечерний, / звёздный пруд, как золото на черни. // На воде, к волне склонившись косо, / чёрный лебедь — чёрный знак вопроса. // А волна ласкает взгляд, ласкает, / никуда тебя не отпускает. // <…> // Жизнь идёт… Вторая половина. / Я уже привязан пуповинно / к уголку, что истины безмерней, / где струится тихий свет вечерний». Поэтической манере Анатолия Аврутина присуще удивительно редкое сочетание таких не очень-то вроде бы и сочетаемых качеств как болевая, предельно откровенная исповедальность интонации, повышенное внимание к внутреннему звучанию слова, какая-то просто-таки органическая неспособность говорить ни о чём, переливая из пустого в порожнее, а также свойственный, в основном, молодым поэтам интерес к формотворческм поискам. Любители поэтического эксперимента найдут у него стихи, которым мог бы позавидовать даже великий будетлянин и Председатель Земного Шара Велимир Хлебников, например, такие: «Прозрачный призрак принёс прозренье, / под простынёю письмо пронёс. / Падёт позорное подозренье — / письмо положено под поднос. // Придёт прислуга, поднос подхватит, / письмо помятое подберёт. / Пока парчою пылает платье, / поручик пылкий портвейны пьёт. // Потом прошепчет: «Прости…» Подхвачен / порыв прощальный: «Придёшь? Приди!» / Пускай простушка пока поплачет, / пустоголовость, пардон, претит. // Прощанья — после, погони — после, / под пулей — после — прервётся путь. / Привет последний придёт по почте… / Портье! Портвейну пора плеснуть…» Виртуозности и изяществу, с каким написано это озорное стихотворение, могли бы позавидовать одновременно и представители куртуазного маньеризма, и последователи авангардизма, но в творчестве Анатолия Аврутина подобные шалости занимают всё же далеко не основное место. Отдавая дань формотворческой стороне дела, великолепно владея всем арсеналом классических и современных поэтических средств, главное внимание он всё-таки уделяет не внешнему оформлению своих стихотворений, а их внутреннему наполнению, причём, опять-таки, довольно часто ставя на первое место не лежащие на поверхности мысли, а глубинные, проступающие, словно очертания сада сквозь утренний туман, ощущения и чувства. Аврутин — не из тех поэтов, которые не помнят своего поэтического родства, отнекиваясь от всякой, даже видимой невооружённым взглядом, связи со своими литературными предтечами; он не только не чурается тех, кому обязан своим творческим становлением, но ещё и сам подсказывает читателю их имена.

В его стихах неоднократно возникают тени Блока, Тютчева, Мандельштама, Пастернака, Гумилёва и других классиков отечественной поэзии вплоть до недавно покинувшего нас Юрия Кузнецова («Только грохни ведром — отзовётся тоска мировая, / только стукни калиткой — земля затрясётся околь…»). Образный ряд поэтики Анатолия Аврутина заслуживает особого разговора, его метафоры, эпитеты и остальной арсенал поэтических средств отличается ярко выраженной индивидуальностью, которую может обеспечить только врождённая острота поэтического зрения да удивительно тонкое чувствование слова. «А голос взметался и плакал, / цеплялась за берег река, / и ржавого цвета собака / клыками рвала облака»; «Тускло сморщилось туберкулёзное небо, / посерели ограды. И вздох посерел»; «Ветрено. Сосны в ознобе, / шастают низко стрижи. / Руки в царапинах. Обе — / цвета неубранной ржи»; «Опять этот взгляд завидущий, / похожий на чёрный стилет»; «Расхристан вечер, сумрак виноват, / что мысленно всё прожито стократ, / и на закат так остро повернуло»; «Уезжаем. Селезень картавый / всколыхнёт остылую волну»; «И ты, опять запутывая роли, / с душою, как расстроенный бемоль, / любви не сможешь отличить от боли, — / и там — болит, и это — только боль»; «День отнудил. Звезды не видно. / Светильники едва чадят. / И морось горклая ехидно / шершавит улочку и взгляд», — думаю, что именно вот это «горклая», а не «горькая», как, скорее всего, написали бы 99 авторов из 100, и отличает стихи Аврутина от продукции огромной армии его формальных собратьев по перу, давая право носить высокое звание поэта. Последнее время мы как-то стали не то стесняться, не то бояться честно говорить о том, кто находится перед нами — мастер или подмастерье, профессионал или дилетант, поэт или графоман, как бы априори ставя каждого пишущего в столбик в один ряд с Пушкиным, Есениным или Рубцовым. А это ведь далеко не так, и едва ли не большинство из тех, кто причисляет себя к наследникам вещего Бояна, заслуживают в лучшем случае быть отнесёнными к категории рифмоплётов-любителей. А довольно-таки обширная группа сочинителей стихов не заслуживает и этого звания, ибо сколько ни перечитывай их книги и журнальные подборки, а в душе и в памяти не остаётся ни одного запоминающегося образа, ни одного яркого эпитета; ни одно незаёмное слово не царапнёт по сердцу своей самородной неповторимостью, не говоря уже о всколыхнувших бы чувства мыслях, несущих в себе дыхание откровения или истины.

В творчестве же Анатолия Аврутина всё это присутствует в самой полной мере, хотя образность его стихов основывается совсем не на тех формально-эпатажных приёмах, что использовали, скажем, Андрей Вознесенский, Виктор Соснора, Алексей Парщиков, Дмитрий Пригов, Александр Ерёменко, Владимир Друк и другие поэты авангардистской, метаметафористской или постмодернистской школы (хотя выше мы видели, что формальная сторона поэтического дела для него трудностей не представляет). Открываемые Аврутиным истины кажутся такими простыми и наивными, как гладившая нас когда-то по голове тёплая бабушкина ладонь или запах горячего хлеба в деревенской избе, но потому-то, наверное, сердце так безошибочно и узнаёт в них что-то родное и нефальшивое, на что оно просто не может не откликаться: «Вдруг поймёшь, что не близко, не рядом / то, что близким казалось всегда: / то окно с зарешёченным взглядом / и гусиная кожа пруда. / Было… Слыло… Захлопнута дверца… / Средь безумного бега минут, / будто в храме стоишь иноверцем, / а креститься — персты не идут. / Встрепенёшься… Раскроются очи. / С косогора сбежишь налегке. / И вдруг станешь ещё одиноче / от того, что гульба вдалеке…» Объяснить, в чём отличие настоящей поэзии от поэзии с приставкой «псевдо», очень непросто, но не почувствовать эту щемящую настоящесть невозможно — даже если ты не специалист, не литературный критик и не филолог, она всё равно даст о себе знать, сжав сердце горячей пятернёй внезапно пробуждённых её строчками чувств и воспоминаний.

Для многих поэзия сегодня стала этакой забавой, вроде экскурсионной турпоездки или нахрапистого шоп-тура, единственный итог которого — нахапать побольше кричащих, но дешёвых впечатлений. Но только — не для Анатолия Аврутина, который даже самой своей фамилией, имеющей метафизическую склонность к палиндромическому (то есть читающемуся в обе стороны) прочтению категорически протестует против этого, заявляя: «Ни тур вам — Аврутин!» То есть — ни экскурсионно-туристический тур, ни спекулянтский шоп-тур, ни флиртовый тур вальса, ни даже ломящийся сквозь валежник дней и обстоятельств неукротимый и воинственный буй-тур… Аврутин — он другой, он до краёв наполнен болью за ту жизнь, которая его сегодня окружает, за ту, которая неотвратимее, чем кусок сахара-рафинада в стакане горячего чая, растворяется в забывающемся прошлом, а также за ту, которая, точно выбредший из недр Беловежской пущи на дорогу красавец-зубр, смутно виднеется в клочковатом тумане приближающегося к нам будущего.

…Не всё из сегодняшней реальности сохранится в памяти наших потомков, многое безвозвратно канет в Лету, как уже канули туда целые эпохи и цивилизации. А вот многие из стихов, я думаю, сохранятся. И в этой уверенности мною руководит не слепая бравада, а реальный исторический опыт, донёсший до нас сквозь бесписьменные пустыни тысячелетий такие памятники древней литературы как гомеровы «Илиада» и «Одиссея», древнерусские духовные стихи типа «Голубиной песни» или обрывки «Велесовой книги». Потому что эти произведения были упрятаны в самое надёжное из всех существующих на свете книгохранилищ — народную память. Она берегла и хранила их от забвения, а они охраняли народ от исторического и культурного беспамятства. Потому что именно в поэзии заключается код народной ментальности, который отличает его от других народов. И, прочитав сегодня или сто лет спустя стихи Анатолия Аврутина, их ни за что не спутаешь со стихами другого поэта, написанными в координатах какого-то иного пространства и времени. Ведь в них, точно в молекулах ДНК, запечатлена неповторимая индивидуальность души поэта и всего его народа. А значит, пока в мире сохраняются стихи и поэты, народ не растворится ни в каких общечеловеческих ценностях, и белорус будет всегда белорусом, русский — русским, украинец — украинцем…

Не потому ли один из главных ударов глобалистских сил, обрушенных на постперестроечные пространства бывшего СССР, пришёлся именно по культуре и, в частности, по поэзии, оказавшейся сегодня выброшенной практически из всех журналов и книгоиздательств? В этих условиях роль каждого настоящего поэта (даже если он является чистейшим лириком) оказывается сродни подвигу былинных богатырей, почти в одиночку защищавших рубежи своего отечества то от Змия Тугариновича, то от орд свирепых степняков. Или же подвигу героев Брестской крепости, горстка которых до последнего патрона не прекращала бой с тысячекратно превосходящими их силами противника. Несмотря на свою внешнюю невоинственность, стихи Анатолия Аврутина — из этой же категории и, возможно, что когда-нибудь они тоже будут удостоены такого же памятного мемориала, как Брестская крепость или Мамаев курган. И пусть этот мемориал будет не в граните, а всего лишь в народной памяти — это ничего не меняет, так как этот «материал», как показывает история, оказывается ещё надёжнее и крепче гранита…

Оригинал статьи

Чтобы проголосовать за автора,
пожалуйста, авторизуйтесь
Просмотров: 2620
Ваши мнения о материалах будут просматриваться жюри перед выбором пятерки лучших работ.
Андрей Диченко написал(а) 14.11.2009 17:24 Ответить

да. хороший поэт, читал его стихи о Руси патриотические. Единственный минус рецензии - косяковое оформление. Если в редакторе немного подправить, то смотреться будет вообще шикарно. Спасибо.

Дмитрий Билаш написал(а) 14.11.2009 18:36 Ответить

Рецензия хороша, но мне кажется немного затянуто, слишком много лишнего( я вообще сторонник лаконичности в рецензиях) относительно описаний и размышлений, особое смысловой информации оно не несет. Не могу сказать, что прочел на одном дыхании, дышать пришлось много... А вообще мне понравилось.

Ольга Котий написал(а) 11.12.2009 09:18 Ответить

  Хорошо, конечно, когда человек рассуждает. Гораздо хуже, когда он этого не делает.
  Но можно ли рассуждать сразу о многом, чтобы не сказать обо всем на свете?
  Пример Козьмы Пруткова, не спорю, является для всех нас во многих отношениях вдохновляющим. Но можно ли, на самом деле, объять необъятное? Всегда ли стоит к этому стремиться?  
 Так как я уже второй раз делаю Вам замечание по поводу Ваших «рецензий», хочу уточнить , что собственно я имею в виду
  Рецензия – это письменный разбор любого художественного или научного произведения (от спектакля до диссертации). В рецензии обязательно присутствуют следующие основные пункты: 
 1)предмет рецензии. В широком смысле слова это может быть чье-либо творчество.
  Все нижеизложенные пункты в этом случае претерпевают соответствующие изменения 
 2) актуальность темы;
 3) краткое содержание и основные положения рецензируемого произведения;
4) общая оценка произведения;
5) недостатки и выводы рецензента;
  В ряде редких случаев недостатков может и не быть. Но этому должно предшествовать некое логическое обоснование.
  Согласитесь прежде всего с тем, что в представленной Вами «рецензии» затронуто СЛИШКОМ много самых разных вопросов для того, чтобы выделять какой-либо из них отдельно в качестве ее предмета.
 Например: почему «поэзия сейчас оттеснена на задворки жизни», куда «летят Россия и бывшие братские республики», предназначение и роль поэтов и поэзии вообще, значение стихов Анатолия Аврутина в частности, отличие настоящей поэзии от поэзии с приставкой «псевдо» итд. Да собственно все что угодно, из того, о чем говорится и упоминается в публикации. Рассуждая о многом, однако, Вы не рассуждаете НИ О ЧЕМ,
  Виной сказанного, с моей точки зрения, во многом является прежде всего неудачно подобранное название публикации, задающее определенную рецензионную неограниченность. Ваша работа изначально не может быть сведена к рецензии лишь на одну какую-то книгу. В данном конкретном случае-книгу Анатолия Аврутина «Август в декабре»
  Создается(приношу извинения)впечатление, что автор задался целью «нахапать» побольше разного рода информации и познакомить с ней читателя. При этом даже не попытавшись связать ее между собой какой-либо логической связью.
 А далее -рассуждать, рассуждать и рассуждать…Вот только о чем?.
  Приятное в ряде моментов впечатление от языка публикации полностью сводят на нет явные логико- языковые ляпсусы автора, иной раз бездоказательность его слов. Ну например: фамилия???, имеющая метафизическую склонность к палиндромическому (то есть читающемуся в обе стороны) прочтению???, «Пока в мире сохраняются стихи и поэты???, народ ???не растворится ни в каких общечеловеческих ценностях(Ну и сказанули!), и белорус будет всегда белорусом, русский — русским, украинец — украинцем(Не комментируется), «А откровения поэтов былых эпох и их сегодняшних современников остаются, как правило, вне поля их(руководителей современных государств) видимости". Вы это точно знаете?
 "Откуда, как не из стихов???, можно узнать о том, что делает нас людьми, ради чего мы живём на свете и что унесём с собой в тайниках своей памяти в те вечные дали, откуда уже не будет возврата?" Практически из этой же серии «Словесный материал для настоящего поэта — это не просто строительная глина, из которой лепятся строки и образы создаваемого стихотворения, но поистине — КОД КСУЩНОСТИ???происходящих со страной и всеми нами ЯВЛЕНИЙ??? "Быстрее любых аналитиков??? на эти и многие другие актуальные вопросы современности реагируют поэты???Не могут быть аналитиками? 
  "Да что Вы говорите,-хочется сказать.Не слишком ли вы , извините, зарассуждались?"А, может быть, СЛИШКОМ РАНО рассуждать начали? Ведь любое рассуждение требует от нас определенного уровня ментально-языковой подготовки. 
  Понимаете ли сами свои мысли , «услаждая» читателей , на первый взгляд, красивыми по форме , но алогичными по содержанию, совсем не к месту употребляемыми языковыми  оборотами и конструкциями?
  Я несколько порадовалось концу Вашей работы, встретив в нем слишком много значащие   лично для меня такие памятные мемориалы, как Брестская крепость, Мамаев Курган.итд
  Вы пишите:
  «Несмотря на свою внешнюю невоинственность, стихи Анатолия Аврутина — из этой же категории и, возможно, что когда-нибудь они тоже будут удостоены такого же памятного мемориала, как Брестская крепость или Мамаев курган. И пусть этот мемориал будет не в граните, а всего лишь в народной памяти — это ничего не меняет, так как этот «материал», как показывает история, оказывается ещё надёжнее и крепче гранита…"
  Увы! Даже и эти красивые слова кардинальным образом НИЧЕГО в Вашей «рецензии» не меняют.
  То, что Вы, по-видимому, хотели сказать(делаю вывод из некоторых Ваших «рассуждений»), сказать  Вам, на мой взгляд(высказываю лишь свое мнение) , удалось все же не вполне.  И еще.
  Говорят, что краткость-сестра таланта. Это так. Но иногда хочется сказать о многом, многим с читателем поделиться. Это никоим образом не может быть достойно осужения, но количество печатных знаков в Вашей работе на сей раз посчитала. Их больше, чем 15000.
  Все-таки не лучше ли МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ?
  В пух и прах Вас раскритиковала, а о хорошем ничего не сказала.
  Мне ОЧЕНЬ понравилось ТО, что Вас интересует   ПОЭЗИЯ . На мой взгляд, это- бесспорное достоинство публикации. А-то ведь сейчас , по-моему, стало модно лишь о кино рассуждать.

  С уважением,
   



     
     
     

Пользователи yousmi.by заходят под своими логинами

Регистрация


Получи Юджика. Знай что ты лучший

Форум

Премия разделена на Хобби и Профи. Ваше мнение?

Сообщений: 223 Последнее: 26.06.2019 11:11
Просмотров: 647729

Частые ошибки при подаче работ

Сообщений: 261 Последнее: 26.06.2019 09:47
Просмотров: 53425


- Интерактивное голосование за лучшего автора:

2. Никита Лаут П
(71 голосов)
4. Николай Гернет
(32 голосов)
6. Вячеслав Сикора П
(23 голосов)

1. Vitaly Bogdanovich
(72 голосов)
3. Viktor Bogat
(61 голосов)
5. Lena Babina
(25 голосов)
7. Михаил Некрасов
(19 голосов)
Все авторы

Премия в области веб-журналистики - одна из попыток поощрить тех, кто наполняет Байнет уникальным и качественным контентом. Думаю, что этот конкурс будет способствовать стабильному и устойчивому развитию Интернет-СМИ Беларуси
Александр Градюшко, куратор специальности "Журналистика (веб-журналистика)" Института журналистики БГУ, кандидат филологических наук, доцент

Неважно, речь идет о веб-журналистике или о классической журналистике, незыблемым остается правило: Писать о важном - интересно!
Анатолий Лемешенок, Председатель Белорусского союза журналистов Главный редактор газеты "Рэспублiка"

Считаем, что блоги являются неотъемлимой частью интернет-журналистики. Сплав журналистики и возможностей Web 2.0 открывает перспективы для развития виртуальных средств массовой информации, и дает большой простор для самосовершенсвования автора блога. Поэтому мы с радостью согласились предоставить нашу платформу для эксперементов участников премии. Желаем всем соискателям вдохновения и хорошего настроения!
Анастасия Морозова Представитель Jimdо в России, PR-менеджер